Древние неиндоевропейские и неафразийские языки

На территории античной ойкумены, центром которой было Средиземное море, а размытые и постепенно расширявшиеся границы включали большую часть Западной и всю Южную Европу, Северную Африку, а также Ближний Восток и Переднюю Азию, за последние несколько тысячелетий оставили свои следы примерно полтора десятка языков, генетическая принадлежность которых остается либо вообще неясной, либо чрезвычайно гипотетической и уж во всяком случае не позволяет относить их к хорошо известным древним языковым семьям (индоевропейской и афразийской), распространенным на этой территории в античности. Один генетически загадочный язык, баскский, благополучно существует в Европе и поныне, насчитывая более полумиллиона говорящих. Что касается мертвых языков неясной генеалогии, то одни из них представлены многочисленными хорошо читающимися письменными текстами народов, хорошо известных из античных источников и/или из самих этих текстов; о других языках из тех же источников известны лишь факт их существования и отдельные имена собственные; третьи языки условно определяются как языки таких-то памятников или даже отдельного памятника, причем зачастую памятники остаются недешифрованными, а принадлежность к тому или иному этносу - неясной. Существуют и промежуточные случаи.

По мере развития исторического языкознания некоторые из древних языков, считавшиеся ранее изолированными, сближаются с теми или иными языковыми семьями, хотя все эти сближения остаются пока в лучшем случае правдоподобными гипотезами; для других языков гипотезы об их генетической принадлежности отсутствуют вовсе или признаются научным сообществом фантастическими.

В принципе, древние языки античной ойкумены по аналогии с палеоазиатскими могли бы быть названы "палеоевропейскими", ибо они представляли собой фрагменты того языкового мира, который предшествовал воцарению на этих территориях современных языковых семей и наверняка включал в себя языки и языковые семьи, исчезнувшие бесследно. Использованию термина "палеоевропейские", однако, противоречит как отсутствие у него генетического содержания, так и то, что часть этих языков была распространена на территории хотя и западной, но все же Азии, причем в случае бурушаски неясно, относить ли его к "палеоевропейским" (родственников ему обычно искали на западе) или, по географическому признаку, к "палеоазиатским" языкам.

К числу древних языков античной ойкумены относятся прежде всего языки Передней Азии. Это засвидетельствованный многочисленными письменными памятниками шумерский язык, бывший в ходу в Южной Месопотамии (нынешний Ирак) в течение всего III тыс. до н.э., а затем сохранявшийся в качестве книжного языка наряду с семитским аккадским языком вплоть до 2-1 вв. до н.э.; именно шумерами была изобретена клинопись, использовавшаяся впоследствии многими языками данного региона; эламский язык, на котором говорили на территории нынешнего южного Ирана в III-I тыс. до н.э., а возможно и гораздо позднее; хурритский язык, распространенный с сер. III до, по-видимому, сер. I тыс. до н.э. (памятники не позднее II тыс. до н.э.) на территории Армянского нагорья, в северной Сирии, Месопотамии и некоторых прилегающих районах; весьма близкий ему урартский язык государства Урарту, существовавшего на Армянском нагорье в первой половине I тыс. до н.э.; сам язык, вероятно, просуществовал в районе оз. Ван еще несколько веков и был вытеснен армянским. Совсем немного памятников, сохранившихся в царском архиве столицы Хеттского царства Хаттусили (совр. Богаз-Кёй в Турции), осталось от хаттского (протохеттского) языка, на котором в III - начале II тыс. до н.э. говорило население севера Малой Азии (недалеко от совр. Анкары). К северу от Элама в III-II тыс. до н.э. был распространен касситский, из которого известно около сотни слов; по соседству с касситами жили также луллубеи и кутии, о языках которых ничего не известно; языки племен уруатри, суги и др., живших по соседству с хурритами, были, по-видимому, родственными хурритскому. Генетически заведомо изолированным из этих языков ныне считается только шумерский. Эламский, по мнению И.М.Дьяконова, может быть сближен с дравидийской языковой семьей; мнение о родстве эламского и касситского остается недоказанным. Хурритский и урартский языки, по гипотезе И.М.Дьяконова и С.А.Старостина, обнаруживают родство с нахско-дагестанским языками, а хаттский, в соответствии с результатами Вяч. Вс. Иванова, - с абхазо-адыгскими.

Вторая большая группировка древних языков античного мира с неясной генеалогией условно объединяется под названием "средиземноморских" языков, памятники которых охватывают период с конца III тыс. до н.э. до первых веков н.э., однако число этих памятников невелико, а представленные ими языки известны нам гораздо хуже, чем современные им языки Передней Азии. По географическому принципу среди них выделяются доиндоевропейские языки Восточного Средиземноморья, представленные плохо поддающимися дешифровке и интерпретации письменными памятниками с островов Крит и Кипр: язык критской иероглифической письменности конца III - начала II тыс. до н.э., язык Фестского диска (17 в. до н.э.), язык критской линейной письменности А (16 в. до н.э.), кипро-минойский язык надписей (15-14 вв. до н.э.), этеокипрский язык (6-4 вв. до н.э.); дороманские неиндоеропейские языки Италии: этрусский, представленный памятниками с 8 в. до н.э., ретийский (надписи 3-1 вв. до н.э.) и лемносский (язык надписей на стелле на о.Лемнос), иногда объединяемые под названием тирренских языков; и доиндоевропейские языки Пиренейского полуострова: иберский и южнолузитанский. К числу "средиземноморских" относят также баскский язык.

Еще одним языком неясной генетической принадлежности в Европе был исчезнувший к 11-12 вв. н.э. пиктский, на котором говорили племена, жившие в Северной Шотландии и на прилегающих островах. От пиктского языка сохранились надписи 7-10 вв. древнеирландским огамическим письмом и даже латинскими буквами, которые читаются, но из-за отрывочности и плохой сохранности не поддаются интерпретации.

Помимо преимуществ сотрудничества, доступных всем нашим заказчикам, постоянные клиенты пользуются также дополнительными преимуществами и удобствами.

Мы работаем более чем с 240 языками и диалектами